close up

eli_gervits


Оценочное мнение адвоката Гервица

Мое слово - Zakon.co.il :-)


Previous Entry Share Next Entry
Как, когда и кто: все об израильском гражданстве
close up
eli_gervits

Правда и мифы об Израильском гражданстве. О том, кто имеет право на гражданство Израиля, каким образом следует подавать документы, о правилах получения гражданства Израиля, о международном паспорте Израиля - лессе пассе, об особенностях израильского законодательства - читайте в моем интервью журналистам портала “Букник”.

«Букник»: Давайте начнем с самого главного: кто имеет право на гражданство Израиля?

Эли Гервиц: Ответ на этот вопрос звучит одинаково уже много десятилетий, государство вложило бешеные деньги в то, чтобы донести его до всех, — но мне до сих пор звонят интеллигентнейшие люди и говорят: «Мы-то сами евреи, но жены русские, поэтому их же никто никуда не пустит?» — или: «У нас еврей папа, то есть мы негалахические евреи, то есть мы Израилю не нужны». Это совершенно неверно.

Право на получение израильского гражданства имеют: 1) евреи (то есть те, у кого мать еврейка); 2) дети и внуки евреев (то есть те, у кого евреем был отец или дед); 3) жены евреев, жены детей евреев и жены внуков евреев;4) вдовы или вдовцы всех вышеуказанных, не вступившие в повторный брак.

Иными словами: для того, чтобы претендовать на израильское гражданство, достаточно, чтобы у вас или у вашего супруга был еврей-дедушка (или еврейка-прабабушка – что автоматом делает евреем как минимум дедушку).

«Букник»: Это огромный спектр людей — и постоянно ходят разговоры о том, что правила ужесточат.

Эли: Не так давно было опубликовано исследование профессора де ла Пергула о том, что в мире существует 16 миллионов обладателей права на получение израильского гражданства, из которых 9 миллионов не являются галахическими евреями. И один из главных раввинов Израиля Рав Лау сказал, что надо менять Закон о возвращении и пускать сюда только галахических евреев. Я очень далек от нагнетания обстановки. Закон о возвращении сегодня звучит так, как звучит. Удастся ли религиозным сторонникам изменений перейти от теории к практике — жизнь покажет.


«Букник»: Следующий важнейший вопрос для многих — это вопрос о том, как и где подавать документы на репатриацию. Идти в израильское консульство России или Украины и подавать там — или приезжать в Израиль туристами и подавать прошение о смене статуса на статус репатрианта?

Эли: Разница огромная. Но для начала давайте разделим страны. В Украине и в Белоруссии для того, что получить репатриационную визу, нужно принести загранпаспорт со штампом для выезда на ПМЖ в израильское консульство. В Белоруссии это приводит к потере гражданства, в Украине — к потере прописки и к необходимости «обнулиться» в налоговом управлении. В России такой штамп не требуется с 7 апреля 2013 года.

«Букник»: Тогда давайте говорить о России.

Эли: Для россиян есть два этапа процедуры. Первый — проверка права на получение гражданства. Он может проходить в консульстве Израиля в России, а может — в МВД в Израиле. Второй этап всегда происходит в Израиле: это, собственно, награждение гражданством и сопутствующими документами.

«Букник»: Тогда выбор — между двумя способами проходить первый этап.

Эли: Один из этих путей считается столбовой дорогой, другой — окольной. Столбовая дорога — через консульство в России, окольная — через МВД в Израиле. Мой совет россиянам совершенно однозначный: проходить процедуру через консульство в России. У этого есть большое количество плюсов, я не вижу ни единого минуса.Во-первых, процедура в Израиле сложнее и дольше. Надо встать на очередь в МВД, после этого нужно получить анкету и ждать вызов на интервью к таким же консулам, как и те, которые принимают в Москве (их штаб находится в Иерусалиме), после этого нужно опять ждать очереди в МВД. В Москве же при правильной подготовке есть шанс уложиться в один визит, а не в три.Во-вторых, для прохождения процесса в Израиле все документы нужно апостилировать и переводить, но это наименьшая из трудностей.А в-третьих (и главных), процесс в Израиле идет с отрывом от производства. Если ты подал документы через консульство в России и ждешь интервью (или решения консула, или повторного интервью, или борешься с отказом), то совершенно не важно, где ты его ждешь: ты его можешь ждать в Москве, ты можешь ездить в командировки и отпуск, ты занимаешься своими делами. Если же ты проходишь процедуру в МИД Израиля — практически все это время нужно находиться в Израиле.

«Букник»: «Это время» — это сколько?

Эли: Никаких жестких рамок нет. Обычно — около трех месяцев, иногда укладывались в месяц-полтора, но у нас были и случаи, когда процесс длился больше года. И это без судов, которые могут затянуться на много лет.

«Букник»: И все это время нельзя выезжать из Израиля?

Эли: Не то чтобы совсем как в карантине, периодически вылетать можно, но… Скажем так, есть два полюса. Первый полюс — приехал в Израиль, сидишь на пятой точке неотрывно. Второй полюс — приехал, назначил очередь в МВД, уехал, через два месяца вернулся ночью, чтобы утром пойти на интервью. Первый полюс не обязателен, а второй не работает. Самая большая ошибка — это думать, что чиновник глупее, чем ты. Если вы пытаетесь проходить процесс подачи документов в Израиле, в Израиле при этом не находясь, вы транслируете чиновнику полное непонимание правил системы.

«Букник»: Это про то самое понятие «центр жизни человека», о котором столько говорится?

Эли: Да. Я часто сталкиваюсь с двумя полюсами поведения будущих репатриантов. Один полюс — люди, которые живут в условном российском Урюпинске и репатриируются в условный израильский Урюпинск (не хочу никого обидеть, но в израильском фольклоре чем-то вроде Урюпинска считается город Йерухам). Этот человек никогда раньше не ездил за границу особенно — и сейчас не собирается, будет себе сидеть в Израиле. Второй полюс этой воображаемой черно-белой жизни составляли бы люди, которые заявляют консулу, что они, по большому счету, Израиль видали в гробу, что они хотят «затариться» лишним гражданством про запас, что если бы это зависело от них, то ноги бы их в Леванте больше никогда не было. Понятно, что такое поведение контрпродуктивно. Но между этими двумя полюсами есть целый спектр образов жизни. В Законе о возвращении действительно существует требование о «перенесении центра жизни и интересов в Израиль». Только вопрос, как это требование толковать и трактовать.

«Букник»: А оно формализуется вообще, это понятие «центр жизни»?

Эли: Нет. С одной стороны, существует такой взгляд на вещи: может быть, было бы неплохо, если бы все евреи, дети, внуки евреев и их супруги — то есть 16 миллионов человек — одномоментно явились в консульства Израиля в Москве, Париже, Киеве и так далее, подали бы документы на репатриацию и переехали бы жить в Израиль. Цены на израильскую недвижимость переплюнули бы не Москву, а Монако, как бы Израиль всех этих людей переварил — не знаю. Но такая позиция в теории имеет право на существование. Я сам придерживаюсь другой позиции (и начал ее придерживаться задолго до Майдана и до «крымнаша»): в разных точках земного шара у евреев может в какой-то момент начать гореть земля под ногами. Когда такое происходит — по самым разным причинам, — люди делятся на две категории. У одних нет альтернативы, их никто не примет, кроме Израиля, — и они бегут в Израиль. Это замечательные люди, имеющие полное право на возвращение, и Израиль им будет рад. Другие (их меньше) — это те, у кого альтернатива есть: Монако, Лондон, Чехия и так далее. Вот за этих людей мне, как гражданину Израиля, очень хотелось бы побороться — потому что, в отличие от Америки, у нас нет своего маленького печатного станка. И основной способ пополнения госбюджета — это налоги, которые могут взиматься или с доходов, или с расходов. В 2008 году в Израиле было введено вот какое правило: новые репатрианты и вернувшиеся израильтяне получают десятилетние налоговые каникулы на зарубежные доходы. Когда я репатриировался в Израиль, Советский Союз называли богатой страной бедных людей, а Израиль — бедной страной богатых людей. Сегодня мы уже далеко не такая бедная страна, но многие уроженцы Израиля, долларовые мультимиллионеры и миллиардеры, заработавшие свои капиталы за рубежом, считали себя патриотами Израиля, а жили за границей, объясняя, что не готовы нести бремя израильских налогов. Поэтому израильский Минфин сказал им: «Мы поняли, что не можем претендовать на налоги с ваших доходов, но мы хотели бы получать налоги с ваших расходов: живите в Израиле и тратьте деньги здесь». Иными словами, мы хотели бы побороться за состоятельных евреев, в том числе и живущих в России.

«Букник»: Давайте на время забудем про совсем уж состоятельных людей и вернемся к простым смертным. Что получает новый репатриант вместе с гражданством? Какие льготы?

Эли: Он получает помощь государства, — настолько, насколько государство может помочь. Например, бесплатные курсы изучения иврита. Например, небольшие пособия и суммы на аренду квартир. Какие это суммы, скажу честно, я не знаю. Когда мои клиенты спрашивают меня, для чего вообще нужен этот статус, я объясняю: чтобы в течение первых трех лет купить автомобиль с двадцатипроцентной скидкой. Это все равно будет дороже, чем в Москве и намного дороже, чем в Европе, но по крайней мере чуть дешевле, чем для меня. Правда, водить ее сможет только сам хозяин — российский вариант с вождением по доверенности тут не работает. Государство делает ровно столько, сколько оно может, а может оно немного, это не Америка начала 90-х, не Германия и не Скандинавия. Сесть на пособие, свесить ножки и болтать ими в течение всей жизни не получится. Человек должен быть готов работать.

«Букник»: Одиночки часто понимают закон о репатриации лучше, чем пары. Бытует уверенность, что если пара репатриируется вместе, но один из супругов — не еврей, то их будут терзать, мучить, могут не подтвердить брак и так далее. Что происходит на самом деле?

Эли: Если бы эти слухи не были такими грустными, можно было бы поулыбаться. Я не знаю, кто их распускает и зачем. Ответ такой: Израиль — совершенно светская страна. Я не имею в виду районы Бней-Брак и Меа Шеарим, я говорю про общий подход государства. Никого не интересует, является ли израильтянин галахическим, евреем по папе, евреем по мужу или евреем по вышедшей замуж дочке. И, кстати, евреи становятся, конечно, очень разными израильтянами. Я помню, как 16 сентября 1995 года получил офицерские лычки, и мы с папой поехали покупать плитку для ремонта квартиры. Я в форме, отец жутко горд: первый офицер в семье! На складе работали два грузчика: один — классический еврей с фашистских карикатур тридцатых годов, другой — классический ариец с тех же самых карикатур. Первый — репатриант из Украины, второй — репатриант из Эстонии. Разговорились. Первый — еврей по Галахе, второй — «еврей по жене». «А что ваши дети?». Галахический еврей говорит: «Мой, конечно, от армии отмазался, — что он, сумасшедший, три года коту под хвост на халяву?» А второй говорит: «Мой в десанте, в спецназе. И честно говоря, если бы меня взяли, я бы тоже в армию пошел, у меня есть опыт, но сказали, что я уже старый. Но меня эта страна приняла с распростертыми объятиями, она мне ничего не должна, я готов ее защищать». Вот вам кто ближе? Мне тот же самый. И подавляющему большинству израильтян тоже. Поэтому национальность мужей и жен не имеет значения. Если вашему браку больше года — можно смело приезжать.

«Букник»: Бытует мнение, что одному из будущих супругов, — тому, кто еврей, — имеет смысл уезжать первым, получать гражданство, а потом уже привозить жену или мужа.

Эли: Ни в коем случае. Если россиянка (будем для удобства говорить в женском роде, но верно и обратное) выходит замуж за израильтянина (уже не важно, является ли он евреем, арабом или негром преклонных годов), она не может претендовать на «восхождение» вместе с ним. Она может претендовать только на получение гражданства путем натурализации: это занимает пять лет как минимум, и эти пять лет надо состоять в браке и проживать в Израиле. Такая же процедура работает и в Америке, и в Европе. А вот если русская женщина выходит замуж за еврея (сына, внука еврея) и они репатриируются в Израиль вместе — все иначе, и гражданство они оба получают сразу.

«Букник»: Неожиданно, — потому что интуитивно предполагается наоборот.

Эли: Совершенно верно. Скажем, в Америке и Европе существует практика воссоединения семей: ты можешь приехать к своему американскому мужу, и это куда лучше, чем приехать с каким-то эмигрантом. Но Израиль не был бы Израилем, если бы у него не было своих особых правил. Вот одно из этих правил: свадьба с израильтянином приближает к израильскому гражданству на миллиметр, а свадьба с евреем-не-израильтянином приводит практически к вратам гражданства.

«Букник»: Еще один вопрос, который часто оказывается актуальным для российских евреев, — вопрос вероисповедания. С одной стороны, Израиль — светская страна, никто не заставляет никого исповедовать иудаизм. А с другой стороны — что происходит с теми, кто формально является евреем, ощущает себя евреем, воспринимает свою еврейскость как важную часть идентичности, — но исповедует другую веру? Они очень любят Израиль, хотят приехать, готовы служить в армии, — но их вера, безусловно, крайне им важна, и обманывать людей в анкетах они не собираются.

Эли: Снимаю перед этими людьми шляпу, вместе со скальпом, — но израильского гражданства у них не будет. Объясню, что происходит с христианами, мусульманами, буддистами, решившими репатриироваться. По закону право на возвращение имеет еврей, который либо является атеистом, либо исповедует иудаизм. В результате дела обстоят так: 1) есть галахические евреи, то есть евреи по матери: считается, что они родились в лоне иудаизма. Если они при репатриации пишут в своей анкете, что исповедуют любую религию, кроме иудаизма, считается, что они в нее перешли; соответственно, они получают отказ без вариантов;2) есть негалахические евреи, то есть евреи «по отцу» или «по деду». Вот если они пишут в анкете «буддист» или «протестант», им отказать не должны.

Тут попадаются очень сложные случаи. Я приведу в качестве примера дело, которое сейчас веду в Верховном суде. Человек — внук еврея, то есть негалахический еврей. В документах он написал, что не просто христианин, а христианин проповедующий. Ему отказали в израильском гражданстве. Восемь лет его мурыжили на Украине, потом отменили визы, он приехал в Израиль как турист и подал здесь прошение о смене статуса. Мы уже два года в Верховном суде, и я до сих пор не могу получить у прокуратуры ответ на очень простой вопрос: какую статью Закона о возвращении этот человек нарушил? Прокуратура утверждает, что ситуация не соответствует духу закона, — но у закона есть еще и буква. По букве закона, отказать потенциальному репатрианту можно только в одном из двух случаев: 1) если человек ведет антиизраильскую деятельность (я очень сомневаюсь, что он ведет антиизраильскую деятельность, и его в этом никто не обвиняет); 2) если он еврей, добровольно перешедший в другую религию.

Для того чтобы быть добровольно перешедшим в другую религию, надо хотя бы быть евреем. Галахически же он не еврей, он внук еврея. Я очень надеюсь, что Верховный суд рано или поздно объяснит прокуратуре разницу между духом закона и его буквой. Но вся эта тема — сложная. Нужно понимать, что у многих наших решений есть своя цена. У решения галахического еврея быть христианином, мусульманином или буддистом и сообщить об этом государству в момент репатриации одна из «цен» — потеря права на гражданство Израиля.

«Букник»: Как и когда новый репатриант получает «даркон» — то есть вожделенный израильский загранпаспорт, дающий право на безвизовый въезд в кучу стран и на легкое получение виз в еще одну кучу стран?

Эли: Для всего этого новому репатрианту не так уж обязателен «даркон». Когда я читаю список самых сильных брендов мира, то рядом с «Эпплом», «Гуглом» и «Кока-колой» мне недостает «даркона». В Израиле, как и в любой стране, есть две категории документов — для внутреннего пользования и для внешнего. Для внутреннего пользования израильтянам выдают не внутренний паспорт в его российском понимании, а аналог американского и европейского ID — пластиковую карточку, напечатанную на принтере и залитую в ламинат. Она называется «теудат зеут» — буквально «удостоверение личности». Для внешнего использования в любой нормальной стране есть документы для граждан — загранпаспорта, passports, а есть — для оказавшихся на территории не-граждан: «путевые документы», travel documents.

Обычный израильский загранпаспорт (он же «даркон») выдается только уроженцам Израиля и «старым репатриантам» (со сроками пребывания, необходимыми для получения «даркона», и тут все непросто).Travel document (называемый всеми «лессе-пассе») выдается, например, друзам Голанских высот, которые не приняли израильское гражданство, арабам восточного Иерусалима, несовершеннолетним правнукам евреев, не имеющим гражданства страны исхода — и так далее.

 Но у Израиля есть еще одна категория граждан — новые репатрианты, или очень «свежие», или не пустившие корни в Израиле. Для этих самых новых репатриантов был придуман третий вид документа. В нем на обложке написано: “Travel document in lieu national passport”. “In lieu” — «вместо» по-французски. То есть это проездной документ вместо паспорта. То есть вроде бы не паспорт. Но над фотографией в этом документе написано: “Provisional passport”, — то есть временный, но все-таки паспорт. Как можно вместо паспорта выдать паспорт, конечно, загадка, но ответ, почему это происходит, у меня есть. Существуют только два вида корочек: синяя — для «даркона», красная — для «лессе-пассе». А категорий — три. Возникла дилемма, какого цвета корочку давать этой третьей категории, новым репатриантам, не пустившим корни в Израиле. Выдать им синий «даркон», добавив просто слово “provisional” («временный»)? Это слишком близко к «даркону». Хорошо же, раз эти люди в Израиле не живут, болота не осушают и пустыню не пашут, впечатаем им их израильский паспорт в корочку, в которой написано: “Travel document”. В результате есть языковая путаница: документ, который получают новые репатрианты для выездов за границу, — это ни разу не «лессе-пассе», но его весь мир так называет.

«Букник»: А в чем прагматическая разница между ним и «дарконом»?

Эли: Если вы зайдете на сайт МВД Израиля, там будет написано, что с «дарконом» около ста стран пускают в турпоездки без виз, а с provisional passport (но мы его будем называть «лессе-пассе», потому что все его так называют) нужны визы во все страны мира. Эта информация… неверна. Израильский МИД совершенно не заинтересован в том, чтобы с «лессе-пассе» кто-то куда-то не мог ездить без виз. Поэтому мы с упорством, достойным лучшего применения, в течение десяти лет пытаемся убедить разные страны в том, что демаркационную линию нужно проводить не по названию документа, а по наличию или отсутствию у человека израильского гражданства. В «лессе-пассе» написано: “Israeli citizenship”. На сегодняшний день нам удалось убедить 49 стран пускать израильтян по лессе-пассе без виз — самой новой в этом списке стала Мальта. Иными словами, «лессе-пассе» часто решает те же проблемы, что и «даркон»: подтверждает израильское гражданство, позволяет открывать счета за границей, дает облегчение визового режима.

«Букник»: Часто бытует уверенность, что если начнут происходить какие-то тяжелые события, то репатриироваться можно в любой момент, Израиль никуда не денется.

Эли: Если, не дай Бог, у человека земля начинает гореть под ногами, то одно дело — скрестись в дверь израильского посольства со словами «У меня бабушка была еврейка», а другое — открывать ее с размаху, потому что вы — гражданин Израиля. В этот момент никто не проверяет, «даркон» у вас или другой документ, важно только гражданство. А Израиль действительно никуда не денется.


  • 1
Отличное интервью! Исчерпывающее. Вот такую информацию - зароешься в интернете не найдешь! Спасибо! Сорвали аплодисменты :)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account