Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

close up

«Тора была дарована на горе Синай. Внести в нее правки невозможно». Интервью с израильским адвокатом



Почему ученик Михаила Таля предпочел юриспруденцию карьере шахматиста, как добиваться поставленных целей и доверия серьезных клиентов, в чем кроется потенциал отношений между Израилем и Россией и какова главная особенность еврейского религиозного права. Обо всем этом рассказал в интервью СТМЭГИ президент крупнейшей в Израиле русскоязычной адвокатской коллегии, член президиума торгово-промышленной палаты «Израиль – Россия» и член Общественного совета Российского еврейского конгресса (РЕК) Эли Гервиц.

- «Мы поставили перед собой цель быть ведущей русскоязычной адвокатской коллегией Израиля» - это слоган вашей адвокатской фирмы. Эли, вы достигли своей цели или ещё есть не покорённые вершины?

- Я должен признаться, что 21 год назад мы поставили перед собой достаточно скромную цель - стать всего лишь ведущей русскоязычной адвокатской коллегией Израиля. Если бы два десятилетия назад мы решили стать крупнейшей израильской адвокатской коллегией, то может быть, мы добились бы большего. Но мне кажется, что нам и нашим клиентам достаточно комфортно в месте, в котором мы находимся. Мы достаточно профессиональные для того, чтобы отвечать потребностям наших клиентов, и достаточно «семейные» для того, чтобы клиенты не превратились для нас в безличный конвейер. А цели в жизни, конечно, периодически уточняются, варьируются, ставятся новые. Есть люди, которые предпочитают свои цели заявлять громогласно – это помогает им в их достижениях. Я же, наверно, отношусь к категории людей, которые ставят цели в узком кругу, сообщая об этом публично только после того, как цель достигнута.

- Эли, что послужило выбору профессии адвоката?

- Однажды, в конце восьмидесятых, в Риге, мы еще с тремя моими одноклассниками решили … «запилить» кооператив по компьютерным играм. Двое из моих одноклассников реально разбирались в компьютерах, паяли их на коленке, писали какие-то программы. Третий наш компаньон имел хорошие связи. Ну и какой же бизнес без хотя бы одного еврея.
Компьютеры мы думали делать сами. Когда я рассказал про эту идею дедушке, то объяснил, что если мы купим готовые, и они не будут работать, то мы прогорим, потому что не сможем их сами починить. Дедушка, заместитель генерального директора по сбыту крупнейшего мебельного объединения, который, живи он в другой стране, безусловно, был бы успешным бизнесменом, объяснил, что для таких случаев существуют а) гарантия и б) страховка. Если компьютер не работает, то по гарантии его починят, а страховка покроет упущенную прибыль. А если ни то, ни другое не сработает? Тогда придет адвокат и взыщет деньги через суд.
Идея - получать деньги, ничего не делая - очевидно, произвела настолько сильное воздействие на неокрепший детский мозг, что направление моей будущей карьеры было предопределено.
А если серьёзно, то профессия адвоката очень похожа на шахматы: она заставляет играть по чётко понятным правилам, она заставляет играть на открытой доске, когда ты не можешь ничего спрятать от своего соперника. А самое главное, с моей точки зрения, в юриспруденции, как и в шахматах, есть только один способ достичь успеха - это просчитывать ходы дальше, чем это делает твой соперник. А шахматами в детстве я занимался профессионально, в школе Михаила Таля. Но после репатриации решил поменять шахматы на юриспруденцию.

- Ваши клиенты – «первая сотня» списка «Форбс». Каким образом вы добились такой репутации, что они обращаются именно к вам?

- Действительно, у нас есть клиенты из первой сотни Forbes. Но я надеюсь, на нас не обидятся ни они, ни другие представители этого уважаемого сообщества, я предпочитаю работать с другими. С моей точки зрения основная отличительная черта олигархов заключается в том, что они привыкли покупать своих консультантов, и не важно: речь идёт об адвокатах, аудиторах, пиарщиках или личных референтах, они привыкли покупать их «оптом», от пяток и до кончиков волос. Я не уверен, что это плохая сделка, но в начале пути меня оптом не «купили», а начиная с определённого возраста, я уже «продаюсь» только в розницу. Не в последнюю очередь потому, что сегодня меня окружает команда, которая не будет выкуплена олигархом. Они покупают персону, а не команду. А я командный игрок.
Основная целевая аудитория нашей коллегии - это мегауспешные люди, собственники фирм, топ-менеджеры. Но это люди, которые в любой момент времени точно знают, сколько у них миллионов долларов, что отличает их от первой сотни «Форбс», представители которой не всегда уверены, сколько именно у них есть миллиардов.
Как мне удалось добиться того, что свои секреты нам вверяют люди, которые могут выбрать, кому вверять свои секреты? Ответ, наверное, спрятан в самом вопросе. Задавая его, вы не называете ни одной фамилии. Мы не используем наших клиентов как маркетинговые инструменты, и наши клиенты уверены, что их тайны умрут вместе с нами. Надеюсь, правда, что очень нескоро.

- Но про ваши выигранные дела услышать можно?

- Я отвечу на этот вопрос, и здесь не будет противоречий с ответом на прошлый. Юрист, как и шахматист, не имеет право играть только пешками или только ферзями. Нужно задействовать все фигуры, которые есть на доске. Это могут быть в первую очередь фигуры юридического характера, это может быть экспертиза аудиторов, частных детективов, аналитиков, кризис-менеджеров. И часто это правильно структурированное медийное присутствие.
Есть дела, которые можно привести к успешному завершению только в кулуарных переговорах. С другой стороны, есть дела, которые требует максимальной публичности по самым разным соображениям.
Да, мы, конечно, очень гордимся тем, что первый ребёнок, который был похищен на Запад и возвращен в Россию, был возвращен именно из Израиля. Вообще взаимоотношения между Россией, Советским Союзом и Израилем знавали самые разные времена. Многие говорят, что мы сейчас находимся в самой лучшей эпохе. Я надеюсь, это неправда. Я надеюсь, что, конечно, мы находимся в самой лучшей эпохе до сегодняшнего времени, и что дальше будет только лучше. Страны связывают политические отношения в сфере безопасности, от которых я далёк. Но если у большого числа россиян будет куплена квартира в Израиле, в которой они будут проводить свои отпуска, знакомиться при этом с Израилем и с израильтянами, и приглашать сюда своих русских друзей, то «втереть» этим людям, что израильтяне убивают палестинцев и воруют их органы, будет невозможно. И когда израильские суды исполняют решение российских судов, вынесенные в пользу российских компаний против израильских компаний, с моей точки зрения, это выбивает почву из-под антисемитов. И да, когда Израиль возвращает русской матери ребёнка, которого отец спрятал в ультрарелигиозном квартале - это тоже доносит до сведения людей очень важную для меня информацию. Израилю и России, по-хорошему, нечего делить. Вот вместе можно сделать очень многое. Если мы посмотрим на эти две страны с точки зрения бизнеса, то в каждой из них есть и очень много денег, и очень много светлых умов. Но это разные деньги и разные умения, и поэтому в сфере высоких технологий в сотрудничестве между Россией и Израилем есть огромный потенциал, который сегодня пока до конца не реализуется. Но и здесь я тоже стараюсь внести свою скромную лепту. В данном случае, как член правления Торгово-промышленной палаты «Израиль-Россия».

- В фильме «Адвокат дьявола» прозвучала фраза - «Бог слишком часто предавался азартным играм с человечеством, он бросил всех нас на произвол судьбы». Вы согласны с этим? Помогает ли религия в вашей профессии?

-У меня нет претензий к Богу. Я не думаю, что стоит при каждом упоминании Бога спрашивать, «А где он был в момент катастрофы?». Моё отношение к иудейской религии очень амбивалентно. Я светский человек, не ношу кипу и других внешних еврейских атрибутов. При этом для меня очень важным является поститься в Йом-Кипур. Не «не кушать» 25 часов, а именно поститься. С моей точки зрения, это огромная разница, и для меня, как для очень многих израильтян, этот пост является диалогом с самим собой и подтверждением причастности к чему-то куда большему, чем я -еврейскому народу и израильскому государству.

Несмотря на то, что я светский человек и, несмотря на то, что приехав в Израиль в 90-м году, уже в 91-м я начал учиться на юридическом факультете тель-авивского Университета, на новом для меня языке, самыми интересными для меня предметами были курсы еврейского религиозного права. Почему? Мое объяснение следующее.
На сегодняшний день, если государству, законодателю что-то не нравится, какая-то правовая норма отжила свое или требует замены, нет ничего проще, чем вынести поправку к закону на рассмотрение парламента и поменять устаревший закон.
У евреев, в отличие от израильтян, такой возможности нет. Тора была дарована на горе Синай. И правки в нее внести невозможно. Но самое главное даже не это. А то, что современные политики, юристы, ученые считают, что они, конечно, разбираются во всем намного лучше, чем их предшественники, просто потому, что они владеют всей той информацией, которой владели их предшественники, а также и дополнительной. Вслед за Айзиком Ньютоном, они могут сказать: мы видим так далеко, потому что стоим на плечах гигантов.
В еврейском религиозном праве не просто нет возможности поменять «конституцию», Тору. Практически нет возможности поменять аналог законов (вердикты, которые выпускали наши мудрецы), и аналог судебных решений (ответы, которые они давали на конкретные запросы). Дело в том, что чем ближе мудрец стоит к дарованию Торы, тем более великим он считается с точки зрения юридического религиозного толкования, а религия и юриспруденция у евреев переплетается так, что очень тяжело отличить. Так вот, перефразируя того же самого Ньютона, это не мы стоим на плечах гигантов. Это они стоят на наших плечах. Поэтому все, что могут делать более поздние еврейские мудрецы-толкователи - это не менять то, что сказали их предки, а выстраивать исключения, отстраивать новые ситуации от старых.
Это очень сложно. Это, безусловно, не сводится исключительно к казуистике и софистике. И то, что я помню из этих курсов еврейского права, почему они мне были так интересны - более поздним мудрецам удавалось находить исключения из правил, объяснения, почему старые правила древние мудрецы не собирались распространять на конкретную рассматриваемую ситуацию. И, конечно, ничто так не закаляет ум, как наличие стен лабиринта, который невозможно снести. Их можно только обойти, найдя правильный путь.

- Последний вопрос: как вы собирали свою команду? Что самое важное в вашем деле?

-Во-первых, я должен признаться, что тут «медийность» помогала самым неожиданным образом. Было бы очень здорово, если бы меня любили девушки так, как меня любили их бабушки. И многих сотрудников, с которыми я работал за эти20 с лишним лет, в мои объятия «подтолкнули» их семьи.
Очень важной для меня фразой является фраза Джека Уэлча, легендарного гендиректора General Electric, о том, что научить что-то делать можно даже обезьяну, а поменять личные качества - нереально.
Поэтому мы не пытаемся заставлять людей быть теми, кем они не являются. Мы не только не хотим, мы и не можем заставлять людей работать из-под палки. И основную функцию лидера команды я вижу в том, что называется английским словом facilitation. Я стараюсь дать возможность своим сотрудникам проявить свои лучшие качества. У нашей команды есть очень прочное ядро. При этом я горд тем, что наша коллегия является и кузницей кадров. И многие люди, с которыми мне посчастливилось работать, наверно, думают, что и им тоже посчастливилось работать в нашей команде. И в то, что они сегодня многого достигли после того, как их пути разошлись, иногда с нашей коллегией, иногда вообще с юриспруденцией, мы тоже внесли свою скромную лепту.

Специально для СТМЭГИ.

close up

Что москвичи более всего ценят в Израиле

Россияне не покупают квартиры в Израиле в общем, а только в конкретных районах. Например, Модиин и Кфар-Саба очень популярны среди израильтян, но россиян вы там не встретите. Там никто не покупает «дачи», потому что там нет моря.

Море является главным «магнитом». Конечно, есть «Золотой Иерусалим», где квартиры покупают люди, для которых важна религиозная составляющая: будь то иудейская, христианская или даже мусульманская.

Но подавляющее большинство исстрадавшихся на холоде россиян все-таки ищут моря. Их небольшая часть покупает квартиры в Эйлате, самом южном городе Израиле, таком «израильском Сочи». Недавно в Эйлате был открыт международный аэропорт, который сможет принимать большие борта и длительные рейсы. Как это повлияет на цены на недвижимость в Эйлате — мы узнаем со временем.

Но конечно, подавляющее большинство россиян ищет квартиры в городах, которые мы называем «тель-авивской полосой». Если для французов, которые тоже ищут приморские дачи — эта полоса начинается в городе Ашдод, то для россиян она начинается южнее Тель-Авива в городе Ришон-Ле-Цион. Продолжается она Бат-Ямом, потом собственно Тель-Авивом, а севернее Герцлией, Нетанией и Кейсарией.

Конечно, в Тель-Авиве покупают квартиры только те, кто могут себе это позволить. Спрос здесь заметно опережает предложение. И когда наши клиенты из Монако, смотря на цены на квартиры на «первой линии» в Тель-Авиве в новых домах, впадают в небольшой культурный шок, мы им объясняем, что количество квартир на тель-авивской первой линии, безусловно, растет, но оно растет в математической прогрессии. А вот количество людей, которые могут себе позволить купить квартиры там, вне зависимости от того, сколько они стоят, растет в прогрессии геометрической. Будь то за счет россиян, которые решают, что можно открыть следующую страницу своей жизни; французов, которым надоели мирные мусульманские беженцы, которые разъезжают по Ницце на грузовиках; или израильтян, которые продали свой стартап за несколько сот миллионов долларов.

Но одним Тель-Авивом приморский Израиль, конечно, не ограничивается.

Южнее Тель-Авива находятся два города: Ришон-Ле-Цион и Бат-Ям.

Ришон-Ле-Цион — это очень большой город, у которого есть один маленький микрорайон, расположенный около моря, но от центра города отделенный, и без машины там может быть неудобно.

Бат-Ям практически полностью расположен у моря. И он является южным пригородом Тель-Авива. Разговоры о муниципальном объединении Тель-Авива и Бат-Яма ведутся уже десятилетиями. Рано или поздно это, конечно, произойдет. И тогда квартиры в Бат-Яме станут квартирами в Тель-Авиве. И стоить будут, как квартиры в Тель-Авиве. Но когда это случится — никто не знает.

Севернее Тель-Авива находятся три важных для вас города: Герцлия, Нетания и Кейсария.

И в Герцлии, и в Кейсарии практически нет многоэтажных домов в приморской зоне. То есть эти города для тех, кому важно иметь частный дом. Один из наших клиентов, когда ему предложили посмотреть квартиру, сказал мне: «Эли, у меня в России полный гараж квадрациклов, в Израиле тоже будет несколько. Ну, какая квартира?». Безусловно, есть люди, которым подходят только частные дома. И Герцлия заметно дороже, чем Кейсария, поскольку она заметно ближе к Тель-Авиву. Зато в Кейсарии живет израильский премьер-министр последних десятилетий Биньямин Нетаньяху.

Для тех, кто готов довольствоваться не частным домом, а квартирой, и не готов выкатить бюджет, требуемый для Тель-Авива, одним из наиболее привлекательных вариантов является Нетания. Этот город хорошо известен в России, и если вы скажете своим российским друзьям: приезжайте ко мне на дачу в Нетанию, никто из них не спросит: простите, куда?

В конце концов, покупка квартиры в Израиле чем-то похожа на построение треугольника: одной стороной является бюджет, второй — размер квартиры, третьей — удаленность от тель-авивского пляжа. И для того чтобы выстроить треугольник, сумма квадратов катетов должна быть равна квадрату гипотенузы, а длина двух сторон должна быть чуть-чуть больше, чем третья. Поэтому если что-то не сходится, мы говорим, что придется чем-то жертвовать: или уменьшать квартиру, или удаляться от тель-авивского пляжа, или увеличивать бюджет.
close up

Деньги надо иметь. Под боком!


Россия и Израиль не имеют общих сухопутных границ. Но связи их тем не менее очень прочные и многообразные, в том числе финансовые. Из 8,5 миллионов израильских граждан 1,5 миллиона говорит на русском. Не все они являются гражданами России, но, тем не менее, достаточно многие.

Говорят, что большое видится на расстоянии. А мы видим, что отзыв лицензий российских банков уже перестал быть новостным поводом. В то время, как в Израиле банк лишаются лицензии … плюс минус никогда.

Еще говорят, что рынок всегда прав. И если люди боятся держать деньги в России, то вне зависимости от того, есть на это объективные причины или их нет, рынок определяет поведение все более широкого, как расходящиеся круги на воде, пласта людей. Если люди считают российские банки не устойчивыми – я не имею в виду ведущие российские банки – то они будут вести себя соответственно. И если глава одного из крупнейших российских банков поднимает тему принудительной дедолларизации, ясно, что часть людей на эти посылы будет реагировать. И совершенно неважно, что главы Центробанка и другого крупнейшего банка пытаются успокоить взволнованную публику – ясно, что часть людей на эти посылы будет реагировать.

Я бы не назвал происходящее с банками проблемой. Я бы назвал это over reaction – чрезмерной реакцией.
Многие годы банки в самых разных странах - что уж греха таить, и в Израиле тоже - не сильно интересовались вопросом происхождения денег. В какой-то момент начали интересоваться. Но все, что их сначала волновало – это чтобы вкладываемые деньги не были "темно-серыми", заработанными с нарушением «хардкорного» уголовного законодательства. То, что с денег, возможно, не были уплачены все необходимые налоги в стране, где эти деньги были заработаны, или что правила законодательства о трансфертных ценах не были соблюдены досконально, - это банки не беспокоило совершенно. Сегодня этому пришёл конец.

Есть такая аллегория: когда огромный маятник раскачивается, его нельзя остановить мгновенно. Какое-то время он по инерции еще будет рушить все на своем пути. Регуляторы, глобальные регуляторы, безусловно, совершили действия, которые запугали банки. Причем на обоих уровнях. На уровне институциональном: банки понимают, что есть риск схлопотать миллиардные штрафы. На уровне персональном: сотрудники банков - их сегодня уже и банкирами назвать можно с трудом, скорее чиновниками налогового ведомства - понимают, что толку от реверанса в сторону клиента ноль, никто их за это даже по головке не погладит, а риски при этом очень велики, можно поломать себе карьеру. Поэтому на сегодняшний день идет процесс деглобализации: банковские системы разных стран становятся все более обособленными друг от друга. В общем, вместо одного океана мы получаем много маленьких и связанных между собой очень тонкими ручейками озер.

Про банки Израиля ничего хорошего сказать не могу. Их очень мало. Мы шутим, что у нас банков – пять с половиной. Не тысяч, не сотен – единиц. И нет представительства зарубежных банков. То есть мы живем на острове, что само по себе создает совершенно неконкурентную среду. А если добавить к этому то, что наша «Набиуллина в отставке» недавно на серьезной конференции сказала, что за последние 50 лет в Израиле не было выдано ни одной новой банковской лицензии и что не произойдет никакой трагедии, если в ближайшие 50 лет тоже не будет выдано ни одной…

Понятно, что все это не поощряет конкуренцию, не стимулирует уровень сервиса, не способствует элементарному переводу банковских документов и сайтов на английский, не говоря уже про русский язык… Израильские банки не хотят зарубежных денег – они очень прибыльны, несмотря на достаточно низкую эффективность. Поэтому в израильских банках практически невозможно получить нормальный процент на безрисковый депозит.

Это и есть обратная сторона медали - прибыльность прямо пропорциональна рисковости. Если банки не готовы платить проценты по депозитам – значит, им не нужны деньги, значит, они устойчивы.

Если мы посмотрим на банковскую систему глазами россиянина, то она делится на три части: есть Россия, есть «страны с лояльными банковскими системами», и есть зарубежные, банки, но не лояльные.

Касательно России все уже было сказано. Добавлю только, что если люди зарабатывают деньги в России и в рублях, то с точки зрения диверсификации рисков есть большой смысл держать деньги а) не в рублях б) не в России.

Касательно стран с лояльной банковской системой, с моей точки зрения, это не просто фантом – это специально созданный фантом. Я не сторонник теории заговоров и не думаю, что злые американцы совместно с ОЭСР правят миром. Но такова природа людей - если есть простое решение, то в силу своей лености они не будут искать сложное. Когда накрывается какая-то одна лояльная страна, выясняется, что есть другие лояльные страны, куда можно перевести деньги, сильно не задумываясь.
Я не говорю, что нужно задумываться о нарушении закона, ибо проблема людей часто не в том, что они нарушили закон, а в том что правила поменялись. Закон о КИКах, контролируемых иностранных компаниях, не был частью Российской Конституции с обретением независимости. Это новый закон. Многие люди держали деньги в «предках» КИКов, когда это было совершенно законно. И подход относительно трансфертных цен тоже не был дан вместе с заповедями Ветхого завета на горе Синай.

Поэтому очень многим людям, если бы они не ленились, а искали сложные решении, было бы, что делать. Но все то время, что есть легкие альтернативы, зачем искать сложные.Не удивлюсь, если страны с лояльными банковскими системами начнут рушиться не все одновременно, а по очереди. Люди перебежали из страны А в страну Б – навернулась страна Б. Все рванули в страну В – накрылась страна В. Но опять-таки - это только мое оценочное суждение, на верность которого я не претендую.
Прогноз о том, к чему все движется банковская система, я дал несколько лет назад: она вертикально поделится на две категории - и там, и там будут «ходить» доллары, евро, юани и тугрики. Только деньгами в одной категории, где будут кристально белые деньги, можно будет пользоваться, более или менее, везде в мире без ограничений, а деньгами из второй категории, которые будут лежать в непонятных юрисдикциях, на счетах левых офшорных компаний, пользоваться можно будет очень ограничено. Например, прилетать в страну и снимать по 10 тысяч евро за раз, причем без возможности потратить эти деньги, так как многие страны ограничивают хождение наличных (Россия и Израиль входят в их число).

Могу дать еще один прогноз. Мне кажется, что будет еще одно, горизонтальное, деление, на этот раз на три категории. В самом низу будут находиться «хардкорные» уголовники, торговцы наркотиками, оружием и т.д., которые будут оперировать налом, криптой, и пр. Эта низкая и совершенно нелегальная прослойка будет достаточно узкой. Мир становится все более и более легализованным. Наверху будет находиться еще более узкая прослойка - гуглов, фейсбуков, эплов, которые будут строить глобальные структуры с самыми лучшими налоговыми адвокатами и аудиторами. А посередине будет очень толстый и все более увеличивающийся слой среднестатистических граждан, которые не будут иметь ничего против того, чтобы вся информация о них была опубликована «на главной странице РБК», потому что и так все, кому нужно, о них все знают.
Деньги на банковском счету имеют две функции. Одна важная функция – это возможность гордиться обладанием, как у любого коллекционера. Но первое и, безусловно, более важное предназначение денег – это использование их как безусловного эквивалента для обмена на другие ценности - пентхаусы, яхты, еду в конце концов.

Наша система становится все менее глобальной, все более локальной. И все сложнее и сложнее становится пользоваться в одной стране деньгами, которые находятся в банке другой страны. А основная цель, все-таки, именно использование, а не коллекционирование.

Точно так же, как обращаться к Богу мы можем из любой точки земного шара, так и с нашими денежными средствами - нам захочется получить возможность при желании воссоединяться с ними географически.

Если среднестатистический гражданин России, который, условно говоря, хранит свои деньги в Австрии и не имеет европейского гражданства или вида на жительство, пожелает воспользоваться этими деньгами в какой-то другой стране, кроме Австрии, то ему это будет, мягко говоря, очень непросто.

Тут, безусловно, Израиль выгодно отличается от Англии или большинства стране европейского континента, где возможно получить лишь вид на жительство, которое, когда-нибудь может быть превратится в гражданство. А может, и не превратится.
Относительно разницы между видом на жительство, является априори временным, и гражданством, которое практически является вечным, мы получили наглядный пример в истории с английским видом на жительство хозяина стадиона Челси.
Поэтому мы считаем, что есть особая категория банков. Они выделяются не сами по себе – отличаются страны их нахождения. Эта особая категория - банки в тех странах, где вы можете получить гражданство. И если речь не идет о банановых республиках, то сегодня быстро гражданство выдают только по этническому принципу. Тут, очевидно, некие преференции есть у этнических немцев в Германии, у этнических греков - в Греции, у людей, которые являются евреями, потомками евреев или супругами вышеупомянутых - в Израиле. С другой стороны, как было сказано выше, израильская банковская система очень закрытая, и россиянам, которые гражданами Израиля не являются и не будут, ставить перед собой задачу ввести деньги в Израиль не стоит – очень сложно, да и незачем.

Подводя итог всему сказанному: для тех, кто уже имеет израильское гражданство или обладает правом на его получение, основной плюс израильских банков заключается в том, что в Израиль всегда можно приехать в заявительном порядке по факту наличия гражданства. Для всех остальных жителей нашей планеты - израильские банки просто не существуют.